Персональный сайт
Персональный сайт

Неспешное УДО

На днях «Российская газета» в статье «Свободный выход» опубликовала очередную гражданскую инициативу, целью которой является создание условий для досрочного освобождения осужденных из мест лишения свободы. Казалось бы, благо. Ведь известно, что некоторое количество осужденных сидят в исправительных учреждениях по незначительным статьям, впервые. И благодаря новым инициативам тысячи осужденных будут иметь возможность раньше выйти на свободу, благодаря поддержке того же гражданского общества, которое чаще всего до конца не знакомо с реалиями, которые происходит в российских тюрьмах и головах тех, кто по решению суда оказался в исправительной колонии. Может ли гражданское общество каким то невероятным способом пробраться в голову осужденного и понять — исправился он или нет. Большой вопрос. За время десятилетней работы с уголовно-исполнительной системой видел не много осужденных, которые бы действительно покаялись и хотели выйти на свободу, чтобы жить по-новому. Но у общества есть желание и хотение помогать осужденным выйти на свободу, в этом смысле УДО самая лучшая карта. Но та ли?

Связано это, прежде всего, с тем, что общество с тюремной темой знакомо достаточно поверхностно, и приятие решения в пользу осужденных чаще всего носит эмоциональный характер. Хотя, повторюсь, возможность участия общественности в решении вопроса помощи осужденным затронут верно. Но как помогать, и всем ли надо помогать быстрее покинуть нары — большой вопрос. Ведь известно, что осужденные за время пребывания в исправительных колониях многому чему научаются, в том числе, надевать овечьи шкуры. Это и понятно, зачем сидеть на нарах, когда можно написать слезливое, специально подготовленное письмо, и тем самым, выбить себе УДО. Как сделать так, чтобы под овечьей шкурой не оказался тот осужденный, который выйдет на свободу из исправительной колонии для временной прогулки и куража. Ведь известно, что некоторый процент осужденных возвращается на нары именно после УДО, потому что, выйдя на свободу, начинают ее использовать с новой преступной силой.

В досоветское время большую роль при принятии решения об УДО играли священники, которые работали при тюремных храмах. Надо учесть, что большинство арестантов тогда были прихожанами этих храмов, и, соответственно, священник знал, чем и как живет тот или иной осужденный. Учитывая и то, что одним из пунктов в покаянии было написание так называемого «покаянного письма». Когда осужденный писал потерпевшему письмо, в котором искренне каялся в своем преступлении, это так же влияло на его условно-досрочное освобождение. Сегодня такая практика кое-где существует, и священники реально влияют на изменения в среде осужденных.

Но священник имеет не только контакт с осужденным, но и с его родственниками, администрацией, то есть, он реально может видеть картину изменения сознания осужденного. Имеют ли такую связь и возможность замерить необходимые для УДО изменения того или иного осужденного общественные наблюдатели — не думаю. Для этого должен быть и контакт, и замеры, и реальное видение внутренних посылов осужденного к искреннему покаянию.

Подводя итог, могу смело говорить о том, что инициатива полезная, но до конца не продуманная, потому что действительно создает не только схемы для выхода на УДО тех, кто имеет и деньги и влияние, но и дискредитирует саму систему, мотивацию к тому, чтобы осужденный действительно стремился исправиться. А благодаря правильному и неспешному УДО, мы получим в общество человека, который вернувшись из мест столь не отдаленных будет встраиваться в него, потому что изменил свое сознание и благодаря этому вышел раньше для созидания. То есть повышение мотивации на скорейшее возврат домой должно стать благом, а не возможностью скорее выйти на свободу, чтобы задохнутся ею, как говорил В.С.Высоцкий — мне вчера дали свободу, что я с ней делать буду…

Председатель Попечительского совета УФСИН РФ по РК А.Гезалов

http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=6&id=15129

Оставьте комментарий