Про караван и собак

Митя "пиарщик"

Митя "пиарщик"

На днях Александра Гезалова назвали за глаза пиарщиком — вероятно, с негативным подтекстом. В своем блоге он объясняет, почему считает такое признание наивысшей оценкой своей общественной деятельности. А также о том, каков должен быть пиар в некоммерческой сфере. Зашел я недавно к другу, который предоставляет мне иногда офис. Своего-то офиса у меня нет: предпочитаю работать у друзей, а не съедать бюджет на аренду, и к тому же работаю в межсекторном пространстве, а это подразумевает постоянные перемещения из одной точки в другую.

Я уже стоял на пороге, когда друг полушутя сообщил, что некая знакомая просила его быть со мной поосторожней, — Гезалов, мол, «пиарщик». Что именно она имела в виду, не совсем ясно. Всю свою основную информационную работу я веду через свои же сайты, или в своих социальных сетях. Другими словами, общаюсь с аудиторией, которая ищет этого общения. Но видимо у дамы есть свое представление о пиаре, и я попадаю под ее стандарт.

Друг ей ответил: Гезалов не против и считает хорошей такую оценку своей работы в продвижении идей в медиапространстве.

Я попрощался с другом, а по дороге к метро задумался, по каким все-таки критериям у нас записывают общественников в пиарщики. Но уже через сто шагов четко себе ответил, что пиара в социальной теме много не бывает. Хотя бы потому, что у нас до сих пор нет такого понятия как социальная журналистика, а на социальные информационные кампании выделяются просто смешные ресурсы. Да и серьезные ресурсы не всегда спасают — многие НКО и фонды испытывают большие проблемы с самопродвижением, даже имея целые пиар-службы и департаменты. Некоторым, особенно корпоративным фондам это вообще не надо.

Вот и получается, что лучше всего в некоммерческом секторе продвижением занимаются те, кто изначально заточен на качественную информационную составляющую, как одну из стратегических линий влияния на общество. Кто понимает, что общественные проблемы невозможно решить в одиночку, а значит, нужно транслировать информацию для общества, власти и бизнеса. Пиар нужен не для привлечения спонсоров и инвесторов, а для продвижения идей и поиска решений. Если такого рода взаимодействие с обществом «зашито» в вашу стратегию, то эффект от информационных кампаний будет куда выше, чем рассказ о своих программах и мероприятиях сухим языком пресс-релизов или наигранным тоном ивентов.

Спонсоров вы тоже найдете. Это кажется парадоксом, но пиар, направленный на поиск доноров, в результате приносит меньше денег на ваши проекты, чем пиар, направленный на решение социальных проблем. Не стоит считать инвесторов идиотами, особенно если речь идет о бизнесе. Те, кто хотят качественно инвестировать в социальную сферу, ищут партнеров, действительно занимающихся решением социальных проблем, а не подсчетом количества проведенных мероприятий. Они ищут информацию о проблеме, которую намерены решать. Я эту информацию даю. Так они находят меня — и в этом смысле трансляция социальных процессов для меня по сути хлеб и масло. И именно это позволяет отделиться от общей массы тех, кто работает в этом же социальном пространстве, но работает так, что их никто никуда не зовет и их труд не всегда полезен.

СМИ, кстати, тоже часто выуживают полезную информацию в социальных сетях и потому приглашают меня в качестве спикера.

В общественном секторе есть некая ревность и даже зависть — одни умеют продвигать социальные темы, а другие нет. Вторые вместо того, чтобы учиться у первых или на спецкурсах у тех же СМИ, предпочитают простой способ навешивания ярлыков. Раз Гезалов известен, значит он «пиарщик» — в плохом смысле, то есть не занимается больше ничем. А меня никто не знает, потому что я занимаюсь только делом, а не пиаром. Так легко объяснить свою неспособность продвигаться в информационном поле, и так просто шептать друг другу про того или иного общественника, или же качественно против него дружить. И так сложно осознать, что продвижение — это и есть ваша работа, общественники. Это одна из важнейших ее частей. И если у вас не получается, то это вы не занимаетесь делом.

Я уже тертый калач, 15 лет нахожусь в общественном поле. Главное, чему я научился – не обращать внимания на тех, кто старается своим отношением ограничить мои возможности. Это никому и не удавалось пока.

Дело в том, что заполнение информационного пространства качественным контентом не только повышает уровень культуры в той или иной социальной области, но и повышает уровень узнаваемости эксперта среди тех, кто ищет сотрудничества. Так что если желаете себе результата, не обращайте внимания на тех, кто что-то видит в пиаре ваших идей. Пиарьтесь на здоровье. Собака лает, караван идет.

P.S. Общественная деятельность подразумевает много пиара и работы с информацией. К примеру, тот же Митя Алешковский, мастер информационной движухи, вообще взял за основу информационные поводы и вбросы, а не привычный в благотворительности фандрайзинг («Вы о нас ничего не знаете, но знайте, мы хорошие, дайте нам за это денег»). Это приносит результат. И это приносит знакомые мне перешептывания среди НКОшников: «Алешковский-то пиарщик, мол». Молодец он. Просто культуры восприятия информационной работы в нашей благотворительности отводится самое последнее место. А зря.

http://philanthropy.ru/blogs/2014/03/13/14953/#comment-9148

Об авторе admin

http://ru.wikipedia.org/
Запись опубликована в рубрике О жизни в детском доме. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий