Жена Анна о нашей жизни для Правмира Ру

Анна Бородина – мама троих маленьких погодков. В интервью «Правмиру» она рассказала, как менялась ее жизнь и отношение к быту с появлением каждого ребенка, когда можно впасть в депрессию и как из нее выйти, на что стоит обращать внимание, а на что не стоит в повседневной жизни…
Анна Бородина: Выжить с тремя погодками — нереально?Папа – Александр Гезалов, общественный деятель, международный эксперт по социальному сиротству стран СНГ.

Мама – Анна Бородина, выпускница ГУ-ВШЭ, преподаватель экономики, английского языка в МосГУ, ИМЦ.

Дети:

Федор – 5 лет.

Тихон – 3 года.

Груня – 1,5 года.

На границе

Познакомились мы с мужем на границе Карелии и Архангельской области в селе Колодозеро, у отца Аркадия Шлыкова. Я, недавно окончившая институт, отправилась туда с друзьями-однокурсниками, чтобы показать им красоты русского Севера. Были рождественские дни, и нам сказали, что обязательно нужно пойти к отцу Аркадию, побывать на рождественской службе.

Надо сказать, что обстановка в селе Колодозеро – особенная, замечательная. Тогда собралось много людей с детьми – кровными, приемными, перед службой все играли в футбол при свете фар машин, потому что вокруг – темнота, ни фонаря. Игроки по очереди бегали на исповедь.

Потом был хоккей на озере, для игры специально расчистили лед от снега. Помню, как увлеченно играл Саша с детьми, увлекал их, весело дурачился вместе с ними. Сразу после службы Саша запустил в темное колодозерское небо салют.

Впечатлил, запомнился момент, когда после службы все собрались за праздничным столом, и вместо привычных и надоевших разговоров про политику зазвучал красивый мужской хор. Пел сам батюшка, его друг, впоследствии погибший, пели другие мужчины, сидевшие за столом, в том числе Саша. Пели красиво, вдохновенно. Там собрались люди, которые не разговором, а делом меняли жизнь конкретных людей к лучшему.

Наши пути еще раз пересеклись, когда летом с друзьями мы собрались на Соловки, на байдарках по Карелии. И все эти пути пересекались в Петрозаводске, где у меня не было никаких знакомых, кроме Саши. Я ему позвонила и в ответ услышала: «Анечка? А какая конкретно?» Но все-таки он меня вспомнил из множества знакомых «Анечек». Начали общаться, и потом события стали так быстро разворачиваться, что вскоре мы поженились.

С самого первого разговора с Сашей я как-то поняла, что это близкий мне человек. До этого общалась с людьми и думала: вот это хороший человек, но мы с ним из разных миров, я могу с ним общаться, но это не «мой» человек.

А тут почувствовала, что это, в общем-то, близкий мне по духу человек. Он рассуждал, как я думала. Показывал, что, называется, православие в действии. Моя мама всегда мечтала, чтобы я вышла за православного с активной жизненной позицией. Правда, когда она встретила Сашу, сначала находила в нем недостатки, но потом оттаяла…

Первые «притирки»

В первое время семейной жизни, мы нередко ссорились – переживали период «притирок». Порой мужу приходилось проявлять чудеса мудрости. У меня, молодой девушки, были определенные теоретические представления «как это должно быть, как не должно быть». И потому я регулярно предъявляла Александру претензии из серии, «а вот здесь я все себе представляла иначе».

Он мудро не обращал на это внимание и правильно делал. Потому что однажды я поняла, что все эти мои представления – неважны, главное – доверять человеку, а уж если какие-то его привычки тебе не по душе, на это можно не обращать внимание. Ведь и он делает то же самое.

Потом мы перестали ссориться, до тех пор, пока у нас не появился первый ребенок. Саша приходил вечером, мне хотелось бы мне, наконец, отдохнуть от забот о Федоре, а он сразу садился за ноутбук, у него работа – общественная деятельность. Сейчас иногда возникают разногласия. Когда накапливается усталость, тут недолго и до ссоры: он чего-то не сделал, я не сделала, я устала, «не трогай меня». В общем, одно за другое цепляется…

Но на самом деле эти конфликты – мелкие, не оставляющие следа и не касающиеся главного.

Первым обычно мирится Саша, старается свести разногласье на нет. Он может быстро вспыхнуть, но быстрее успокаивается, подходит: «Пойдем, попьем чай, поговорим».

Мне кажется, мы вместе строим отношения, учимся быть снисходительнее друг к другу. Помню, как один приятель говорил Александру, что никогда не женится, потому что, женщины потом, после свадьбы ведут себя по-другому. На что Саша ответил: «Нужно жениться на женщине-друге, она не изменится». И для меня Саша не просто муж, но еще и самый близкий друг.

Важно, чтобы муж и жена старались друг друга поддержать и понять. Если один хочет прислушаться и второй хочет прислушаться, то тогда, наверное, все возможно преодолеть.

Раз ребенок, два ребенок…

Я как-то в юности совсем не думала, сколько у меня будет детей. Единственное, надеялась, что если у меня будут дети, я постараюсь на них не давить, как давили на своих детей моего поколения многие родители. Поскольку нам жестко диктовали, как жить, мы всячески боимся ущемить свободу уже собственных детей, страшимся как-то ранить их психику. Мне кажется, мы даже порой перегибаем палку и, может быть, чего-то недодаем.

Пока у меня еще не было детей, я переживала, смогу ли забеременеть. Потом, когда родился Федор, я подумала сразу о втором ребенке. Хотя вскоре эти мечты ушли на второй план: с первым ребенком было тяжело. Непросто было неопытной маме адаптироваться сразу от состояния полной свободы (передвижения, выбора деятельности и так далее) к полной несвободе.

Когда Федору было уже два годика, я помню, что уже очень хотела родить второго. Когда родился Тихон, и ему было около года я, предчувствуя новую беременность, помню, просыпалась с радостным ощущением. И когда пыталась вспомнить – отчего так радостно на душе – понимала, ах, да, я же, возможно, беременна. Это, действительно, два самых больших чуда в жизни женщины – узнать, что в тебе зародилась новая жизнь, и роды – встреча с ребеночком. Сейчас, правда, накопилась усталость, и с новым ребенком хочется подождать.

Помню, что всегда прислушивалась, есть ли сопение от спящего младенца, мол, жив ли он. И вот, захожу в комнату, слышу сопение, успокаиваюсь, но тут вдруг услышала еще один странный звук. Ах, да, это ж у нас Тихон появился, поэтому сопение раздается и из другой части комнаты. А потом и, когда Груню привезли, уже три сопелки включались.

Ближние и дальние

Никакой – ни положительной, ни отрицательной реакции от посторонних на мои беременности я не замечала. А вот мама каждый раз негативно реагировала, причем на каждую беременность. Что меня, понятное дело, очень огорчало. В третий раз совсем было смешно. Мы сидим в деревне, лето. Мама примеряла шубу. Саша: «Валентина Прокофьевна, Вы в шубе? Тогда садитесь». И рассказал ей новость, что мы ждем третьего ребенка. Реакция мамы была предсказуема, она сказала, что мы безответственные, неизвестно, о чем думаем.

Но как только дети рождались, мама сразу же оттаивала: «Феденька, Тишенька». А уж когда родилась Грушенька! Мама еще во время беременности сказала: «Если будет девочка, я вам все прощу». Теперь во внучке души не чает.

Паника и беременность

Во время первой беременности я не знала, что такое токсикоз, второй раз он мучил меня первые три месяца, а вот третий раз – все пять, причем днем и ночью, труднее было ухаживать за остальными детьми. Слава Богу, третья беременность пришлась на лето, когда рядом могли быть бабушка, папа, они очень помогали.

В первый раз, мне не терпелось встретиться с ребеночком, и родов я не боялась. Второй раз мне на УЗИ намеряли голову младенца, опережающую развитие на 7 недель. Надо сказать, что детки у меня все рождались крупные, особенно крупными были головы. Но врач обещал, что вторые роды – благодарные, золотые роды, поскольку «организм все вспомнит». Но в итоге все вышло гораздо тяжелее, и я поняла, что больше верить никому нельзя, что никаких легких родов у меня никогда не будет.

Когда в третий раз я почувствовала, что вот оно, началось, одновременно ощутила, что мне очень-очень страшно.

Я пыталась спрятаться от персонала роддома, чтобы они меня не затащили в родовую палату, потому что иначе сразу укладывают на кровать, вкалывают стимулирующее лекарство и «привязывают» аппаратом, который следит за сердцебиением ребенка. С Тишей я пролежала так 14 часов и мне не понравилось. Потому я бродила по коридору, и не реагировала на увещевания врачей: «Женщина, у вас же третьи роды, быстро в палату!»

Пошла в душ, куда мне тоже стучались: «Женщина, имейте совесть!» В итоге я все-таки пошла и родила быстро и нетяжело. Я поняла, что так можно рожать, без страха – жаль, что я до этого так панически боялась и не смогла ощутить всей радости от того, что я рожаю. Наверно, сказались третьи роды, и то, что девочка была меньше мальчиков. Первую неделю после родов я летала на крыльях счастья, у меня было изумительное состояние.

Муж был на всех моих родах. Откладывал все свои дела и ехал ко мне. Правда, во время первых родах, еще в Петрозаводске, было смешно. Я звоню: «Саша, началось, приезжай!» А он отвечает: «Погоди, не рожай, мне подопечных бомжей покормить нужно». Объяснила, что ждать – уже никак.

Присутствие мужа меня очень поддерживало. Сначала он меня пытался развеселить, читал анекдоты, потом, когда я была не в состоянии ничего слушать, читал акафисты. Во время вторых родов приводил в чувство, когда я «уплывала» от лекарств, которые мне вкололи, теряла связь с реальностью. Мысль, что рядом родной человек и он меня не оставит, очень утешала и придавала сил. Так что, я очень благодарна Саше за это.

Боязни, что во время родов муж увидит меня «некрасивой», не было совсем. И дома я не всегда хожу «при параде», он видит меня и уставшей, и больной. И мне в голову не приходит, что это его испугает. Все-таки нас связывает нечто более глубокое и серьезное.

Побыть вдвоем

Сейчас побыть с мужем вдвоем нам удается нечасто. Даже вечером: мальчики любят, чтобы папа засыпал с ними, а он не может им отказать.

Пытаюсь с этим бороться, отправляю детей спать одних. Мне очень дорого время, когда мы можем посидеть с мужем вдвоем и просто поговорить.

Все дети предпочитают провести время с папой, а не с мамой. Я, в общем-то, этим довольна и пользуюсь. Когда папа дома, я могу передохнуть. Груня требует, чтобы папа укладывал ее спать, на ручки просится только к нему, Федя утверждает, что спать будет только с папой и по делам пойдет тоже только с ним. Папа, конечно, отказать детям не может.

Чтобы пойти куда-нибудь просто вдвоем – совсем сложно. Здесь нужно, чтобы сошлось многое в один момент – дети были бы с бабушкой или няней, у Саши не было бы встреч, семинаров, переговоров… Я попросила все это отменить в мой день рождения, и мы пошли гулять по Москве. Это было замечательно!

Без претензий к быту

С появлением каждого из детей я все меньше и меньше претензий предъявляю к быту. Очень сильно снизила планку требований. Делаю самое необходимое, без чего совсем нельзя обойтись. Уборка, когда ну уже никак нельзя не убраться. Если лишь слегка беспорядок, пройду мимо, потому что иначе придется убираться все 24 часа.

С первым ребенком бесконечно стирали, гладили, стерилизовали бутылочки, соски. Лишь только ребенок испачкал одежду, капнул сока, например, пусть слегка – менять! Сейчас я понимаю, что минут через десять чистую одежду постигнет та же судьба, и потому не бросаюсь переодевать.

Я поняла, читая, в том числе статьи психолога Екатерины Бурмистровой, что главное – это общение с детьми, а вот все остальное, какие-то бытовые моменты – вторично. Поэтому решила, что я буду максимально стараться не экономить на общении, на том, чтобы почитать детям книжку, съездить куда-то с ними, поиграть. Сейчас к нам раз в неделю приходит женщина, которая помогает с уборкой. Периодически я закупаю готовые продукты в столовой.

Экономлю силы и время на быте. Просто порой ты именно психологически устаешь от бесконечной готовки, стирки, уборки… К тому же, когда в доме маленький ребенок, очень сложно что-то делать по дому. Ты моешь полы, а он обязательно залезет на швабру, разольет ведро с водой; ты готовишь, значит, он обязательно залезет в сковородку, все, что ты нарезала, будет хватать и сбрасывать со стола. А в это время братья начинают «выяснять отношения». То есть, повторяю, устаешь не столько даже физически, сколько психологически. Хотя и физически тяжеловато: у меня грыжа позвоночника и делать работу в наклонном положении – мытье полов, посуды – тяжело.

Про детскую ревность и нервности беременности

С каждым ребенком (когда они идут один за другим) психические силы истощаются, и это чувствуется. С одним Федором я была достаточно спокойной, не помню, чтобы я на него могла крикнуть. А вот на Тихона я злилась, особенно на фоне гормональных изменений (я уж была беременна Груней).

Он бы совсем еще маленьким, не умел ходить, одеваться. Но меня очень сердило, что он бил меня своей мощной головой, просился на руки, а таскать его, беременной, да еще с позвоночной грыжей было тяжело. Причем я понимала, что он еще совсем кроха, но все равно – злилась – психика давала сильные сбои.

Неслучайно психологи пишут о проблеме средних детей. Тихон у нас самый хулиганистый и, видимо, действительно, ему достается меньше внимания, чем другим детям. Поэтому стараюсь именно с ним, вдвоем – почитать, как-то поиграть, порисовать. Но мне кажется, этого ему все равно недостаточно.

Груня родилась, когда ему был год и девять месяцев. Еще малыш, а тут все внимание, все «охи – вздохи» – на маленькую девочку. Наверное, недополучил ласки, и это теперь еще совпало с кризисом трех лет. Сейчас ему 3,3 года, и до сих пор в квартире все вверх дном стоит, и сделать ничего невозможно.

Как быстро «навести порядок» у бабушки

Когда Тихону было два года, мы приехали к бабушке на Новый год. 1 января у него поднялась температура – 40 и 2. И держалась пять дней. Понятно, что ребенка с такой температурой нельзя перевозить домой, и мы остались у бабушки. За эти пять дней, пока у Тихона была очень высокая температура, он сделал вот что: сломал чайник, телевизор, радиоприемник, открутил антенну, испачкал стены…

Вообще Федор и Тихон умеют «наводить» порядок. В нашем загородном доме они отрывали карнизы, выдирали с корнем розетки, опрокидывали комоды (теперь комоды привинчены к полу), ломали столы и стулья. Они поломали все, что можно, поломать, испортить.

Мы стараемся сделать так, чтобы нечего было больше крушить. И спокойнее относиться к тому, если все-таки наши меры не помогли и что-то вновь разрушено.

Обычный день

В прошлом году утром папа отводил Федю в садик, я готовила завтрак, занималась домашними делами. Потом приходила женщина – погулять с детьми, я в это время отправлялась за покупками. Вскоре нужно было уже идти за Федей.

Потом и вечером стала приходить студентка – гулять с детьми. Я, если удавалось, в это время уезжала на лекции. Просто в один момент поняла, что мое психическое состояние как-то совсем не очень, и я должна спасаться. Пошла к психологу, но из этого ничего не получилось. На втором занятии стало ясно, что мы с психологом совсем друг друга не понимаем. В основном это касалось вопросов веры, моих глубинных потребностей. «Мне вас искренне жаль, что вы так относитесь к жизни, так нельзя в сегодняшнем мире». Я не стала к ней больше ходить.

А потом поняла, что нашла способ выйти из надвигающейся депрессии: я стала ходить на лекции. Мне очень помогли лекции по философии, которые читал замечательный профессор, очень глубокий и многосторонний человек. И хотя он утверждал, что он – атеист, но слушая его лекции, я, наоборот, убеждалась в божественном промысле, в том, как Господь о нас заботится, устраивает нашу жизнь. Эти лекции придавали мне сил.

Сейчас мы пытаемся и Тишу отдать в садик, водим ненадолго, но у него тяжело проходит адаптация. Он устраивает истерики, дерется с детьми. А к вечеру совсем уставший, вымотанный, хотя забираем его до обеда. И дома стал драться, как-то изощренно хулиганить. Например, он ведрами выливает воду из ванной на пол. В общем, творит все что угодно. Я уже как-то перестала наказывать, ругать, потому что это все бесполезно. Детский психолог говорит, что у него такая реакция на садик.

Погодки

Итак, с маленькими погодками непросто именно с психологической точки зрения. Ты сидишь много лет в декрете, без работы и рутинно занимаешься одним и тем же: моешь попы, убираешься, готовишь. У тебя нет возможности заняться какими-то своими личными любимыми делами.

Прежде чем заснуть, мне обязательно нужно о чем-то подумать: или о философских проблемах или, например, как красиво перестроить квартиру. И вот один раз, когда у меня был один маленький Федор, я, просидев какое-то время в декрете, вдруг поняла, что у меня нет пищи для раздумий, только один быт. Может быть, если бы я, рожая детей, имела возможность, параллельно работать, это было бы не так тяжело.

Но я пытаюсь как-то преодолеть замкнутость, научилась водить машину, чтобы иметь возможность поехать с детьми (или без детей), куда захочется. Как уже сказала, очень меня спасают лекции. Еще – встречи с подругами, которые сейчас, к сожалению, стали очень редки. Так получается, что бездетные подруги перестают общаться. Придут, например, на день рождения, и все. А когда они сами становятся мамами, то тоже непросто встретиться: то у них дети болеют, то у нас…

А еще выход – найти что-нибудь интересное в любой ситуации, когда ты выходишь «в мир», пусть даже в очереди бюрократическую организацию, чтобы в очередной раз собрать тысячу справок. То есть стараюсь из всего выжать какой-то элемент новизны, свежести, насколько это возможно.

Летом того года было проще, потому что мы много путешествовали – были в Абхазии, в Карелии, в Пскове и других городах страны. Хотя с маленькими детьми путешествовать непросто, но это для меня гораздо легче, чем сидеть на одном месте летом с тремя детьми, без помощников, без садиков…

Я стараюсь не сравнивать себя с другими, понимаю, что имея троих маленьких детей, сложно быть идеальной.

Старший!

Порой Федор, хотя ему всего пять лет, помогает уложить младших, посидеть с ними и накормить. Правда, иногда он жалуется: «Опять оставили меня одного на троих детей!», но мы стараемся этим не злоупотреблять. Но очень смешно смотреть, как только что они с Тихоном дрались за игрушку, а когда мама вышла за продуктами на пять минут, он начинает их кормить. Достает продукты из холодильника и приговаривает: «Что ты, мой хороший, будешь кушать? Может, макарончики с горошком? Хлеб не крошим!»

В целом, я поняла, что к пяти годам ребенок может и подмести, и вещи всех членов семи разложить по ящикам, и убрать посуду. Надо только к этому приучить. Так как сначала реакция на предложения о помощи отрицательная, а когда все же уговариваешь его сделать что-то раз пять, то на следующий, шестой, он сделает уже без понуканий.

В музей или библиотеку?

В Москве множество интересных музеев для детей. Экспериментариум, Лунариум, музей Дарвина. Мы пробовали ходить и на выставку «Леонардо да Винчи», но вот беда – трогать летающие и движущиеся аппараты было нельзя. То ли дело – Лунариум. Когда совсем тяжко и все надоело, я брала всех троих детей на метро – кстати, где нам сильно помогали прохожие – один везет коляску, другой держит Тихона, третий Федора на эскалаторе.

И вот, пара остановок – и мы в Лунариуме. Главная ценность музея в том, что там ничего нельзя сломать! Все сделано специально для детей. И хотя рекомендованный возраст для посещения этого музея начинается с 7 лет, но я выпускала из колясок своих малышей, и они долго и самозабвенно залезали на экспонаты, хватали ручки, двигали маятники, крутили колеса, запускали ракету и прыгали на пружинах.

А мама на несколько часов получала отдых. Детям эти походы тоже очень нравились. Помню, идем к метро, а Федор говорит: «Так, мама, идем либо в библиотеку, либо в музей».

Бюджет – без плана

Бюджет мы как-то особенно не планируем, если речь не о крупных покупках. А так я просто спрашиваю: «Саша, у нас в том месяце будут деньги на няню?» И я рассчитываю, сколько часов няни мы сможем оплатить. А в остальном – Александр нормально зарабатывает за счет семинаров, так что высчитывать ничего особенно не приходится.

Квартирный вопрос и 12 справок

Конечно, хотелось бы больше каждому ребенку уделить внимание, хотелось бы, чтобы они пореже слышали – «мама очень устала и не может играть, рисовать, говорить», и вообще пореже становились свидетелями нервных срывов родителей. Зато, возможно, они будут уметь уступать, учитывать мнение другого, да и просто больше иметь навыков полезных в жизни, по сравнению с ребенком из однодетной семьи.

Мне, скажем, очень тяжело дается постоянная домашняя работа. В детстве я училась плавать, играть на фортепьяно, много читала, изучала иностранные языки и занималась рукоделием. Возможно, если бы я с детства ежедневно занималась домашним хозяйством, мне бы не было так трудно сейчас. А многодетная семья естественным образом вынуждает детей помогать по хозяйству.

Конечно, не хватает места, чтобы дети могли спокойно поиграть, не мешая друг другу, а взрослые отдохнуть (у нас двухкомнатная «хрущевка»). И еще очень хочется, чтобы все могли уместиться за общим столом на кухне.

А еще многодетная семья тонет в море справок, число которых разрастается с каждым годом – на молочную кухню я принесла 12 справок, чтобы отдать детей в сад, мне выдали 30 талонов на врачей для диспансеризации и так далее. Но наш случай еще не худший – знакомая многодетная семья с пятью приемными детьми каждый год покупает новый принтер, так как старый ломается, не выдерживая количества распечатываемых справок.

Когда все болеют

Когда у меня первый раз поднялась высокая температура после рождения ребенка, я не знала, что делать. Врач сказал, что это может быть грипп. Я спросила, а что при гриппе бывает температура? Словом, я практически не болела до рождения детей. Это потом я узнала по своему опыту и бронхиты, и ангины вирусные, и лимфадениты, маститы, не считая простых гриппов и ОРЗ.

Помню, как с радостью дожидалась скорой с высокой температурой. Госпитализация оставалась единственной моей надеждой на отдых. Скорая предложила госпитализировать. Муж сказал – госпитализируешься – развод. Вот так эта надежда рухнула. А вообще, конечно, очень непросто ухаживать за четырьмя гриппующими, самой имея высокую температуру и жуткую головную боль.

Но с другой стороны, я радуюсь, если заболели все. Значит, это вирус. А он сам пройдет. Вот если заболел один – это может быть бактериальная инфекция, типа стрептококковой ангины, нужно быть начеку, возможно понадобятся антибиотики.

Планы

Понимаю, что сейчас выйти на работу у меня не получится, только когда дети подрастут. Раньше я преподавала в вузах, но, думаю, что для преподавания все-таки нужно защитить кандидатскую. А это тоже дело очень большое, трудоемкое и, мне кажется, неподъемное. Наверное, потому, что я не настолько увлекаюсь экономикой, чтобы не спать ночи и писать диссертацию.

Я не знаю, как все будет. Когда-то я делала керамические лампы, другие вещи. Хотелось бы вернуться к этому. Думаю, что смогу попробовать, когда все дети пойдут в садик.

Когда дети не мешают

Отец Аркадий Шлыков – удивительный батюшка. На исповеди он вдруг сам начинает тебе каяться в грехах. Принимает к себе жить всех, даже тех, кто обворовывает его. За столом всегда сбегает за вилочкой для тебя или кипяточком. Никогда не осуждает никого. Вот и в прошлом году, когда он крестил Грушу, Тихон с Федором сначала потихоньку, а потом и в полную силу хулиганили в храме.

Мы, привыкшие к фразам: «Женщина, выйдите из храма немедленно, разве вы не видите, что ваши дети всем мешают?», постоянно одергивали детей. Наконец, папа не выдержал и сильно дернул Тихона за руку. Потом батюшка мне заметил: «Я уже хотел сказать, что разве можно, родители, так вести себя в храме с детьми?»

Кстати, у батюшки в храме я нашла забавные детские поделки из свечек. Хотя в Москве мне авторитетно заявляли, что свечи детям не игрушка. А здесь – детей любят и очень хотят, чтобы они чувствовали себя в храме – дома.

Дети в храме

Мы ходили в храм, который недалеко от дома, но с детьми на службе как-то не особенно помолишься. Причем в том храме есть и помещение для детей, где их можно размещать во время богослужений, и женщина, которая хотела бы заниматься с ними, но отец-настоятель не благословил этим заниматься под предлогом того, «а вдруг что c детьми случится, а мы потом будем отвечать за это».

Так что привести детей на службу – это нереально. Единственный вариант – приводить к причастию. Но это тоже, я считаю, не очень хороший вариант. Потому что все как-то суетливо получается. Огромная очередь, спешим занять, по ходу раздеваемся, «Груня, не кричи!» Скорее, скорее. Ну что это за служба, за смысл такой, когда ты в этой очереди отстоял, быстро пробежал и вышел, и вот скорее одеваемся уже, убегаем. И все.

По возможности стараемся ездить в храм к отцу Алексию Уминскому, в храм Живоначальной Троицы в Хохлах. Там детей от трех лет и старше забирают на занятия, и приводят только на причастие. Я остаюсь только с Груней, и у меня есть возможность спокойно участвовать в богослужении.

В тишине

Вечер, когда дети уже легли в кровати, и если еще не спят, то, по крайней мере, тихо играют, а не стоят на ушах, – мое любимое время. Саша – работает за ноутбуком, я тоже чем-то занимаюсь. Дома – тихая уютная атмосфера, ты как-то отчетливо понимаешь, что мы впятером – семья – единое цело. И как-то очень отчетливо осознаешь, что такое счастье.

Пока у меня было двое детей, мне казалась наша семья какой-то незавершенной. С рождением дочери у меня появилось ощущение полноты.

Фото: Анна Гальперина

Источник: http://www.pravmir.ru/anna-borodina-kak-vyizhit-s-tremya-pogodkami/#ixzz3HbwVyZ5v

Об авторе admin

http://ru.wikipedia.org/
Запись опубликована в рубрике Социальные проблемы России. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий