После детдома на Луну

На прошлой неделе в Астрахани произошел опасный прецедент: местное министерство ЖКХ начало изымать квартиры у 206 сирот, которые ими не пользовались. Дети-сироты даже после выпуска из детского дома или интерната продолжают жить вместе, а полученные от государства квартиры сдают. БГ попросил рассказать о том, почему так происходит, самих бывших сирот. Проблема в социальной адаптации: выпускники детских домов и интернатов просто не готовы к жизни в обществе. В итоге многие оказываются в тюрьме или слишком рано умирают. Мы решили задать вопрос эксперту в области сиротства А.Гезалову.

Насколько сложно детям-сиротам адаптироваться после выпуска из интерната или детского дома? Существовала ли эта проблема, когда вы выпускались?

А.Гезалов: Проблема адаптации сирот стояла остро всегда. Во временя СССР тоже существовала такая проблема, но о ней мало писали и мало кто знал, что такая проблема есть. Нередко сироты попадали в переплеты и тюремные заключения. Не так была остра проблема отъема у сирот жилья, так как понятие черные риэлторы — это уже продукт нашего времени. Худо-бедно, но адаптация реализовывалась при поддержке общества и тех организаций, куда дети поступали учиться. Наставниками часто становились мастера производства, которые и вели детей.

Общество изменилось, и изменилось отношение к детям-сиротам. Сегрегированность привела к тому, что жизнь сирот проходит в стерильных условиях, и они мало что знают о реальной жизни. Не помогают ни бытовые комнаты, ни добровольцы, ибо пока сам не посмотришь на жизнь, ее и не узнаешь.

Кстати, я часто бегал в побеги, возможно, и это помогло встать потом на ноги. Насмотрелся жизни в дороге. Посему только небольшое количество сирот через годы встают на ноги. Сложности и в общении с новым миром, и неумением жить отдельно, вести хозяйство, и постоянный «детдомовский гул» в голове, самостоятельно жить тоже нужно уметь.

Правда ли, что зачастую сироты сдают свои квартиры, а живут все вместе? Почему это происходит?

А.Гезалов: Квартирный вопрос не главный, но весьма важный. Прежде всего, важно умение не только открывать дверь квартиры, но и платить коммунальные платежи, следить за порядком и ремонтом жилья. Этого у сирот нет в сознании и опыте, посему им проще жить в компании таких же, общагах, чем самостоятельно проживать отдельно. Хотя дети, которые имеют опыт жизни в семье, адаптируются проще.

Есть дети, у которых есть и по две квартиры, и миллион рублей на счету, на который накапали сбережения по потере кормильца. Но детей, у которых нет такого жилья, гораздо больше. Не секрет, что это около 250 тысяч детей без закрепленного жилья в той же Москве, а уже в других городах сироты сдают свое жилье и живут стаями. Так проще.

Как обстоит ситуация с жильем для детей сирот в России?

А.Гезалов: Ситуация остается острой, так как жилье им часто строят по остаточному признаку. Так в Вологде строят стоквартирный дом для сирот области. Жители против, администрация говорит, что иначе жилья сироты не получат. Между тем, рядом стоит такой же дом, который превратился в открытую тюрьму. Но мало кого это интересует, ведь нужно давать метры, а о том, что эти метры уничтожают сирот и тех, кто живет рядом, администрация Вологодской области не думает. Ну и жители тоже на ушах, им хочется жить, как прежде, без проблем. А когда рядом новый детдом — это опять и криминал, и другие трудности.

Что мешает сиротам работать и становиться на ноги?

Сироты часто не хотят и не умеют работать, им проще сдавать жилье или вообще ничего не делать. Это связано еще и с тем, что опыта такого у них нет. Дети-сироты в детдомах не работают, согласно САНПИНАМ. Это приводит к тому, что, выйдя из стен детдома, сироты так и не встраиваются в общество. Нередко они стоят на бирже и получают в той же Москве около 60 тысяч рублей. После получения таких сумм работать не захочет даже домашний ребенок. Часто льготы мешают детям адекватно воспринимать реальность.

Что сиротам дается особенно сложно после выхода из интерната?

Гезалов: Главная сложность — незнание новой среды и неумение пользоваться ресурсами, стремиться созидать. Учитывая, что дети развращены добровольцами и их подарками, безволием и халявой в детдоме, что дети-сироты живут с представлением, будто «манна небесная» будет всегда, нужна активация ребенка еще в детстве, а на выходе поправить это уже часто не предоставляется возможным.

Дети имеют специфическое общение в рамках закрытых систем, часто это тоже болевая точка, при которой найти общий язык с новым обществом весьма сложно. Дети избегают контакта и не ищут сотрудничества, так проще.

Ну и социализация, применение знаний при адаптации так и не происходит. Это называется психосоциальная карликовость, которую можно преодолеть трудом и только трудом.

Если вы не против расскажите нам вашу историю, когда вы сами выпустились из интерната, как складывалась ваши жизнь и жизнь ваших сверстников.

Гезалов: Я вышел из детдома давно, но уже много лет наблюдаю за выходом в свободное плавание новых выпускников. Часто видел что выпускники нашего детдома идут на зону или кладбище. Решил попытаться изменить этот вектор, не знаю, вышло ли.

В школе вообще не учился. Играл в футбол. Отслужив на флоте, атомной лодке, начал искать себя. Получил театральное образование, высшее социальное. Много работал, то сторожем, то продавцом, даже был замдиректора по воспитательной работе в школе. Трудовая книжка весьма внушительная. Многие, с кем рос в детдоме, сгинули или сели в тюрьму. Как-то посчитали, что на девятерых сирот одного детдома вышло около тридцати ходок на зону. Так им, видимо, проще.

Жилье после выхода из детдома мне не дали, заработал деньги и купил дом, где и впервые прописался в 40 лет. В общем, помытарился прилично. Но со временем женился и сейчас веду общественную работу на благо детей-сирот. У меня четверо детей. Мои братья после детдома сели на 20 лет в тюрьму. Младший Володя сейчас живет в Карелии, у него все хорошо. Многое понял. Старший Алик тоже живет своей семьей.

Жизнь после детдома часто сродни выходу на Луну, главное чтобы кислород (образование и труд) были вчести. Так проще.

Сейчас живу семьей, пишу книги, создаю комиксы вместе с друзьями и партнерами. Читаю лекции и семинары. Иногда езжу на рыбалку. Иногда смотрю на свое «Соленое детство» (свою книгу), которая осенью этого года выйдет в издательстве ЭКСМО и думаю, что все это было не со мной. Очень хочу, чтобы детдомов в России не было и сирот было как можно меньше. Веду свой сайт. Живу малыми делами и целями. Так проще.

http://bg.ru/society/deti_siroty-23001/

Об авторе admin

http://ru.wikipedia.org/
Запись опубликована в рубрике О деятельности некоммерческих организаций, О добровольцах, О жизни в детском доме, О жизни детей-сирот, особенностях психологии и поведения, О проблемах социализации сирот, О работе государственной системы, Об усыновлении, Системная помощь сиротам. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий