Закон имени Матвея

На днях в эфир одна за другой вышли две передачи о ситуации в Туле, где под кварцевыми лампами сгорел мальчик Матвей. Он горел целых двенадцать минут, в это время около взорвавшейся лампы никого не было. Матвей, по всей видимости, сильно кричал. Но медсестры не было на посту, и мальчик обгорел почти весь. Однако он выжил, и это стало неожиданным для многих официальных структур, которые повели себя весьма предсказуемо. До сих пор в СИЗО никто из виновных не находится, следствие только идет, хотя очевидно, что это не просто халатность и даже преступление, — это злодейство.

Очень надеемся, что преступники наденут арестантскую робу, хотя невозможно себе представить страдания мальчика, который пережил ад, но остался жить, чтобы изменить мир.  Возможно, если бы он не выжил, это преступление вообще не стало бы достоянием гласности, так как как мы уже знаем, что родную мать Екатерину врачи отговорили не брать ребенка в семью и она подписала отказ. По ее словам, кроме предложения отказаться от сына ей никакой помощи оказали.

Отказалась от ребенка и его бабушка — испугалась, что не потянет. Я не обвиняю родных Матвея. Это просто констатация грустного факта — они отказались.

Наталья Тупякова с мальчиком Матвеем

Потом в ситуацию вмешался случай: из тысяч детей-сирот, находящихся в Федеральном банке данных, на Матвея натыкается приемная мамаНаталья Тупякова, которая принимает решение забрать мальчика в свой дом. Наталья имеет опыт попечения о детях с тяжелой инвалидностью, у нее образование медсестры, что для обожжённого ребенка весьма важно. И что еще важно, что Наталья живет в Москве, в реальной близости от ожогового центра Сперанского, лучшего в стране. В этом центре (простите за жестокость) Матвею придется провести большую часть своего детства, отрочества и юности. Если не сказать грубее, — всю жизнь. Квалифицированная медицинская помощь вместе с материнской заботой, вниманием, таким важным для взросления, — вот что получит Матвей, если окажется в семье Натальи Тупяковой. Без активной привязанности ему весьма сложно будет стать полноценным человеком. Бывать почаще на руках любящей мамы, общаться с ней, получать квалифицированную помощь на дому. Все это в совокупности очень даже спасительно.

Местные тульские власти назначили Матвею другую приемную маму — Наталью Сарганову. Это, без сомнения, заслуженная женщина — в свое время она воспитала более тридцати детей-сирот в семейном детском доме. Которые, кстати, никуда не уехали, а живут по соседству — по сути, как продолжение детского дома. Я уверен, что в эту семью — при всем уважении — помещать Матвея не стоит: ему не полезны контакты со многими людьми, которые будут обязательно там окружать, так как в его состоянии любой чих-пых может вызвать заболевание.

К тому же, кажется, что забота о Матвее будет ловко переложена на молодую приемную дочь Натальи Саргановой, у которой самой пятеро малолетних детей и которая не сможет чисто физически — при всем к ней уважении — быть рядом с ребенком в ожоговом центре и постоянно мотаться из Тулы в Москву. Похоже, это вообще не ее личный выбор, и о том что она будет сопровождать ребенка, девушка узнала от приемной мамы. Между тем, если с Матвеем будет общаться не сама мама, а несколько сторонних людей, то у него наверняка разовьется реактивное расстройство привязанности.

Я думаю — еще раз, при всем уважении к заслугам, — у Натальи Саргановой просто не хватит ресурсов, чтобы оказать помощь и полноценно воспитать ребенка с особыми потребностями, такого как Матвейка.

Две мамы
Оба основных кандидата в приемные мамы Матвея — Наталья Тупякова и Наталья Сарганова — высказали свою точку зрения на проблему в интервью порталу «Милосердие.Ру». Прочитать материал можно по этой ссылке.

Может быть, она не смогла отказать тульским властям? Опека Тулы ведет себя очень странно. Похоже, у сотрудников нет компетенций по размещению «сложного» ребенка в ресурсные семьи, задача — просто разместить куда-нибудь. Между тем, тут весьма важно, в какую именно семью попадет ребенок с точки зрения ресурсов, возможностей, минимальности отдаленности от ожогового центра и еще множества факторов, которые недоступны специалистам опеки, так как они не имеют ни опыта, ни знаний по супервизии семьи, оценке капитала семьи. Когда речь идет о сложном ребенке, только после подобной супервизии и оценки можно принимать решение.

Странно ведет себя и Уполномоченная по правам ребенка Тульской области, встав зачем-то на явно проигрышную позицию органов опеки. Как будто ее задача — не забота о благополучии Матвея, а отстаивание чести мундира. Своими действиями она показывает свою некомпетентность, хотя даже сам господин Астахов, начальник этой самой уполномоченной по правам ребенка, понимает всю важность помещения Матвея в семью Натальи Тупяковой.

Отвратительно ведут себя и другие представители власти. Представительница тульской области Евгения Шохина делала громкие заявления, что она решила положительно вопрос для Матвея за два дня, хотя работа ведется уже почти год. Шохина зачем-то сказала, что если Наталья Тупякова возьмет ребенка, она поможет ей собрать средства на жилье, хотя Наталья не только не уполномочивала чиновницу это делать, но и не нуждается в жилье. У Тупяковой съемное жилье, но по новому законодательству это — не препятствие для приема ребенка в семью. Однако неосторожные заявления Шохиной дали пищу для разговоров, что Наталья Тупякова действует из корысти, пытаясь забрать Матвея.

Этого мало. Прямо во время одного из эфиров Евгения Шохина сделала громкое заявление, что нашелся один богатый человек, который также хочет взять Матвея в семью. И талдычила всю передачу: нужны большие деньги, чтобы выходить ребенка. Она не понимает: тут нужны не богатства, а именно любящее материнское сердце.

Обсуждение судьбы Матвея в эфире телеканала «Россия». Фото Александра гезалова

Отличились все, в том числе ведущие центральных телеканалов, которые в ходе самой передачи услышали веские доводы необходимости помещения ребенка в семью Натальи Тупяковой. Но для рейтинга перемонтировали все так, чтобы зритель не увидел сути, вырезав все самые важные аспекты этой истории. Мало того, дав задания никоторым спикерам, которые вообще не в курсе этой истории, вести себя так, чтобы нападать как на саму Наталью Тупякову, так и просто хороводить эфир. У них это получилось, к сожалению.

Бестолковые действия чиновников и телеведущих привели к тому, что к борьбе за лучшую жизнь для Матвея подключились и представители профессионального сообщества, и простые граждане. За короткое время в интернете была развёрнута кампания в поддержку Натальи Тупяковой (посмотрите хештэг #‎непрощайматвей). За короткий срок было собрано более двухсот тысяч подписей в пользу ее кандидатуры. В пользу решения, которое позволит Матвею попасть в семью, где его и любят, и смогут помочь.

Ольга Будина и Ольга Синяева приняли участие в интернет-акции в поддержку Матвея

За право Матвея быть в любящей семье бьются три Ольги: актриса Ольга Будина, депутат Госдумы Ольга Баталина, режиссер и телеведущая Ольга Синяева, а также тысячи неравнодушных людей по всей России и даже зарубежья. 6 декабря пройдет пикет в защиту прав Матвея.

Пока анкета Матвея висит в Федеральном банке данных детей-сирот. Что его ждет, мы не знаем, так как государственная машина дала сбой. Я надеюсь на лучший исход. Но как бы не завершилась эта конкретная история, нужно срочно вносить поправки в законы, которые исключали бы личные интересы чиновников при принятии такого рода решений. Чтобы у них не было эксклюзива на судьбу ребенка с ограничеными возможностями здоровья. Нужен закон имени Матвея, чтобы повысить шансы других брошенных детей сразу попадать в семью, где будут и уход, и понимание, и самое главное — любовь.

Многодетный папа,
Член совета Министерства образования России по вопросам детей-сирот,
Помощник депутата ГД РФ, Баталиной О.Ю,
Гезалов Александр

http://philanthropy.ru/blogs/2015/12/03/31499/#.VmF7oGSyOko

Об авторе admin

http://ru.wikipedia.org/
Запись опубликована в рубрике О жизни в детском доме. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий