Почему покупать подарки в детдома – это плохо

870x489_0x142_detail_crop_e4a23e3a8b0e3b12592635a6b3c549493817e5112feb6d5fac2c7bbd4aa4486eСегодня в России существует множество волонтерских организаций и НКО, специализирующихся на помощи детским домам, домам малютки, интернатам. В последнее время все чаще раздаются голоса, которые умоляют не закидывать сирот «халявой». Как бы сильно нам ни хотелось сделать что-то доброе для брошенных детей, порой мы оказываем медвежью услугу.

1 февраля 2019 года вице-премьер Татьяна Голикова озвучила, что, по данным Министерства просвещения, в российских государственных учреждениях находятся более 73 тысяч детей-сирот. «По предварительным данным мониторинга, на конец 2018 года функционируют 1333 государственных и восемь негосударственных организаций для детей-сирот», – отметила она. По статистике Генпрокуратуры от 2011 года, 40% выпускников сиротских учреждений становятся алкоголиками и наркоманами, еще 40% – оказываются в тюрьмах, 10% совершают самоубийство и только 10% удается включиться в нормальную жизнь.

Вредные подарки и сиротский гедонизм
«Статистика на самом деле гораздо жестче», – говорит Александр Гезалов, директор Социального центра Святителя Тихона при Донском монастыре, занимающийся проблемой адаптации выпускников сиротских учреждений, автор книг «Социальная адаптация детей-сирот в России», «Основы социального служения» и «Соленое детство». Гезалов – сам бывший выпускник детдома, он являет собой один из единичных примеров, когда сироте в России удается состояться в жизни – получить образование (и не одно), достичь успеха, построить счастливую многодетную семью.

Александр не понаслышке знает, какая помощь нужна сиротам, и уже много лет пытается донести до всех благотворителей, что задаривание подарками и сладостями наносит серьезный вред: «Во-первых, они живут на всем готовом. Во-вторых, не знают о труде фактически ничего, потому что обслуживающий персонал вокруг, они сегодня находятся вне трудового воспитания. И третье – их статус позволяет им получать от всех приходящих несметные дары и подношения. Гедонизм с точки зрения их статуса является для них проблемой. В семье дети слышат от родителей в разговорах о том, как этот хлеб был заработан, что их труд оценивается, а в детском доме ребенок ничего не слышит, а только получает, у него априори все летит с небес. И он потом эту конструкцию несет в мир – вы мне обязаны, вы мне должны».

«Вы себе не представляете, какие запросы у них в рамках системы со всеми этими «Елками желаний» и потом, – продолжает Александр Самедович. – Я работаю на телефоне горячей линии для воспитанников детских домов. Они мне говорят: «Вы нам денег дадите?». Я ему предлагаю трудоустроиться, а он мне отвечает: «А я на бирже буду 50 тысяч получать, зачем мне». У них нет воли к труду и созиданию, и это не их вина, это их беда».

Как правило, добрая, но вредная инициатива, рождается в коллективах коммерческих компаний, не вовлеченных в систематическую работу с сиротскими учреждениями. Вместо того чтобы устраивать корпоратив, люди организуют поездку в детдом с «елкой» или мастер-классом и пресловутыми подарками. Проблема состоит в том, что большинство из этих людей побывают в этом доме ребенка лишь один раз в жизни. На праздники количество таких «добрых» начинаний в одном детдоме может зашкаливать – более 20 «елок» в день. Мелькание лиц, не задерживающихся в жизни детей, не создает полезной привязанности, подростки начинают воспринимать этих полных энтузиазма благополучных людей просто как кошельки на ножках. Специалисты говорят, что важно не разовое посещение, а качественное наставничество, постоянное взаимодействие с одним ребенком, помощь в его социализации, выстраивании правильных ценностей, помощь в получении образования, юридическая помощь, например, с получением жилья. Перед ребенком не должны мелькать лица добрых людей, у него должен быть пример для подражания, авторитет.

Почему покупать подарки в детдома – это плохо

Одна из организаций, занимающихся систематической поддержкой детских домов и сирот, – Межрегиональная общественная организация «Клуб волонтеров». «Мы привозим недорогие подарки: наушники, например, которые дарятся ребенку за какие-то его достижения, – рассказывает Евгения, координатор проектов «Клуба волонтеров». – Например, если ребенок поучаствовал в фестивале, который мы организовали, к которому он три-четыре месяца готовился, репетировал. Раз в год мы организуем турнир по футболу среди воспитанников школ-интернатов и детских домов. Мы согласны насчет вреда подарков в случае, если за этот подарок ребенок ничего не делает.

Мы никогда не привозим дорогие подарки – никаких телефонов, компьютеров, ничего такого. Потому что знаем – ребенок походит с этим телефоном два-три дня, а потом продаст его и купит себе, может быть, сигареты. Ребенок в сиротском учреждении не понимает цену вещей, он не знает, сколько стоит хлеб, сколько стоит машина, для него обмен телефона на сигареты – это нормально. Часто мы видим, что дети сами понимают – им очередная мягкая игрушка не нужна. Им нужны тапочки, например, или мыло, которого у них нет в большом количестве, или носки».

В детских домах часто не хватает самого необходимого: одежды, подгузников, мыла и других гигиенических средств, а иногда даже качественного детского питания. По словам волонтеров, в Москве и близлежащих областях с бытовыми условиями все неплохо, в удаленных же местах страны детские дома могут находиться в полном удалении от городской инфраструктуры. Там помощь волонтеров незаменима, хотя и в Центральной России директора детдомов нередко обращаются за помощью в ремонте, закупке мебели и необходимых вещей.

Почему на детдомовских ставят крест, и что на самом деле могут волонтеры
«Тут нет никакого клише или ярлыка. Просто объективность ситуации такова, что дети, которые находятся вне семьи, несут очень серьезные потери в личностном, психологическом, физическом развитии. И когда они вступают в жизнь, возникает диссонанс между тем, что было до этого, и тем, что стало. Нужно бороться, а их этому не научили. Почему люди, которые возвращаются из исправительных учреждений, не могут справиться с жизнью? Потому что у них в процессе пребывания там возникли определенные стереотипы жизни, привыкания. Привычка делает характер, а характер делает судьбу», – считает Александр Гезалов.

«Я недавно посещал сузы (средние специальные учебные заведения, – Прим. ред.) нескольких областей, – продолжает он. – Дети туда приходят на те профессии, на которые никто не идет, и сами они понимают, что там надо будет пахать. И вот я приехал в один астраханский колледж, а преподаватели говорят, что дети на занятия не ходят. У них установка на самосозидание сбита напрочь. И вот они один раз в сузе побыли, второй раз побыли (то есть шесть лет практически), потом выходят, но все равно взрослого шага не происходит. У них стоит задача другая: не получить профессию, а отбыть срок, как они отбыли в детском доме».

А почему у вас была установка на самореализацию в детском доме, а у них нет? – спрашиваю я. – Во-первых, время другое было, – отвечает Александр. – Во-вторых, это размытость ценностей. У меня были ценности: спорт, культура, образование. У них сейчас – социальные сети, хайп, льготы и добровольцы, с которых можно что-то стрясти. Хотя два моих брата после детских домов посидели по 10 лет в колониях. Поэтому здесь либо чудо, либо мы впахиваем и, невзирая на сложности, просто прем вперед, как танки.

Почему покупать подарки в детдома – это плохоФото: МТРК «Мир»/ Максим Кулачков. Комната в московском «Доме для мамы». Служба дает кров мамам с маленькими детьми и беременным женщинам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, помогает оформить документы, трудоустроиться и наладить отношения с родственниками.

Дорогие подарки, которые дарятся детдомовским, зачастую действительно продают или меняют на алкоголь, сигареты, наркотики. «Волонтеры, добровольцы, которые участвуют в жизни сирот, должны понимать, что там нужно не пляски устраивать, а вводить наставничество, подготовку, сопровождение детей, профориентирование и так далее. А у нас в основном на 1 июня все потащат подарки, будут праздники и танцы. И еще очень важный момент – нет тех специалистов, которые могли бы помочь ребенку справиться со стрессом, фобиями, депривациями в связи с отрывом от семьи. Эта проблема возникает не у выпускника – как правило, он еще худо-бедно государством поддерживается, – а когда нужно делать самостоятельные шаги, создавать семью, становиться гражданином. А у него внутри болит это неприкаянное детство, ведь детство формирует человека. Надо, чтобы это детство в рамках любой территории было качественным».

«Если зайти в любое детское учреждение, ты увидишь там на доске «Вы должны знать ваши права», – отмечает Марина из «Клуба волонтеров». – Но я не видела ни в одном учреждении такой же информации об обязанностях. Выпускник не знает, что он обязан себя обеспечивать, обязан искать работу, что он должен развиваться и так далее. Еще одна проблема – количество педагогов, воспитателей по сравнению с количеством детей очень маленькое, поэтому нет должного внимания. И очень мало мужчин, а детям очень нужен мужской пример, особенно мальчикам. Я больше чем уверена, что дело в количестве персонала».

Итак, если вы решили помочь сиротам, не покупайте игрушки. Лучше сотрудничать с зарекомендовавшими себя организациями, специализирующимися на этой помощи. Там подскажут, и какие вещи нужны, и какую еще пользу можно принести. Среди таких организаций – Социальный центр Святителя Тихона при Донском монастыре; фонд «Здесь и сейчас», занимающийся социализацией сирот; организация «Большая перемена», занимающаяся образованием сирот и помощью в их профессиональном самоопределении; «Волонтеры в помощь детям сиротам» и «Дом для мамы» православной службы «Милосердие», помогающие семьям, оказавшимся в сложной ситуации. Во многих регионах работают адаптационные лагеря и квартиры для выпускников детских домов. В них молодые люди проходят жизненную практику: учатся вести хозяйство, рассчитывать бюджет, искать работу.

Случаи, когда выпускники детских домов полноценно реализуются в жизни, пока что очень редки, но есть. Яркий пример – уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области Геннадий Леонардович Прохорычев, которого называют одним из самых уважаемых правозащитников в России. По словам Гезалова, 88% воспитанников сельского детского дома, в котором рос Прохорычев, уже оказались на кладбище.

«Звонят очень много, – рассказывает о горячей линии Гезалов. – Вопросы и жилищные (тогда я сразу даю либо психолога, либо юриста), и просто поговорить хотят с человеком, который сам вырос в детдоме и может что-то подсказать. А что я подсказываю? Делай маленькие дела здесь и сейчас. Встал утром – заправь кровать, ты уже понес ответственность. Если ты чувствуешь, что не знаешь, куда идти, просто иди вперед. И третье, как говорил тоже выпускник детского дома Астафьев: много трудиться, рано вставать, не врать. Важно не то, что у тебя есть, а кто ты. Это я им стараюсь заложить и в разговорах, и при встречах, и на семинарах, и в разных «ютьюбах». Чтобы они начали понимать – все зависит только от них, лично. Не будет никого – ни Тамары Васильевны, ни богатого спонсора: сам будет править свою лодку, а весла – это знания, навыки и компетенции. Вот тогда можно говорить, что этот человек будет справляться со своими трудностями сам. И главное – нужно отойти от самих воспитанников и говорить о системных сбоях. Не надо допускать, чтобы дети попадали в детские дома, сегодня это возможно».

https://mir24.tv/articles/16363065/pochemu-pokupat-podarki-v-detdoma-eto-ploho

Об авторе admin

http://ru.wikipedia.org/
Запись опубликована в рубрике О деятельности некоммерческих организаций, О добровольцах. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий