Персональный сайт
Персональный сайт

Выжидательная тактика. Почему в России проще отобрать детей, чем помочь семье

c561a306-b469-4b3b-bbc1-93e3d9787f58_227-600x399Тысячи детей в России ежегодно попадают в детские дома, откуда почти нереально устроиться в приемную семью. Наладить нормальную жизнь после детдома сиротам сложно, многие погибают. При этом на помощь семье, которая оказалась в трудной ситуации, система вообще не ориентирована. При этом на содержание воспитанников детдомов тратятся огромные деньги. Александр Гезалов, директор Социального центра Святителя Тихона и выпускник детдома, рассуждает, что нужно изменить в системе.

Вот уже двадцать первый год я нахожусь в «поле», вернее сказать, реке проблем семей в тяжелой жизненной ситуации и детей, находящихся в детских домах. Одна река впадает в другую, создавая поток, из которого живыми выходят единицы. Они не могут преодолеть высокий водораздел общественного осуждения – «понарожали, виноваты сами». Детей отбирают не только за алкогольные и другие зависимости, но и из-за бедности и нищеты. А учитывая, что за чертой бедности в России живут около 20 миллионов человек, «сиротская река» как текла в прежнем русле, так и течет.

Недавно я занимался семьей из Карелии, у которой органы опеки пытались отобрать шестерых детей из-за «несоответствия имеющихся ресурсов их запросам». Семья, безусловно, выживает, но никто не пьет, папа работает. Старшие дети ходят в школу, прекрасно учатся, младший ребенок недавно родился, и кто будет кормить его материнской грудью, опеке все равно — дадут сиротскую соску. Пришлось провести большую работу, чтобы отбить семью у «рыбаков» от опеки: включить в процесс уполномоченного по правам ребенка в Карелии, собрать 375 тысяч рублей, чтобы закрыть финансовые претензии к этим людям. Весь их поселок встал на защиту папы и мамы. У людей уже нет доверия к органам опеки, которые обязаны защищать семьи, а не разорять их. Я посчитал, во сколько обошлись бы государству эти шестеро детей в детском доме, сумма получилась внушительная — 5,5 млн рублей в год, так бы «подорожали» дети. При этом будучи в системе, попасть в приемную семью у них шансов почти не было бы.

Но даже если органы опеки начнут думать о том, чтобы сохранить семью, у них мало что получится. В их функционале просто нет «помогающих» мер — есть только выжидательные и карающие. Службы медико-социального сопровождения сидят и ждут, когда купающаяся в проблемах семья придет и заявит о себе. При этом рядом с семьей нет самого главного агента помощи – социального работника, который разработал бы схему помощи, чтобы сохранить семью. Если люди находятся в трудной жизненной ситуации, они даже не знают, как заявить о себе, к кому обратиться — в подъездах домов висят только портреты участковых. Семье, которая состоит на учете как малоимущая, могут помочь продуктами или вещами, но ей нужна поддержка совершенно другого рода: помощь в поиске работы, услуги корректирующих специалистов. Но ничего этого нет. И когда семья окончательно пала, приходят опека или полиция, и детей забирают.

В стране нет единой семейной политики, основанной на конституционных правах. Объектом оказания помощи является только ребенок, на поддержку семьи никто не ориентируется. Это очень хорошо видно по деятельности благотворительных фондов, у которых названия говорят сами за себя, к примеру «волонтеры в помощь детям-сиротам» или «детский дом» и так далее. Практически нет грантов на помощь и поддержку семьи — есть гранты по подготовке сирот к самостоятельной жизни.

Объектом оказания помощи является только ребенок, на поддержку семьи никто не ориентируется

Ежегодно в России из семьи забирают около 74 тысяч детей, из которых 64 тысячи отправляются к родственникам. Остальные прежде чем попасть в систему детского дома «плывут» по различным социальным учреждениям. Кто-то попадает в инфекционную больницу, кто-то сразу в приют, кто-то в центр временной изоляции подростков. Это наносит детям серьезные травмы, после которых они находятся в стрессе и депрессии, переживают реактивное расстройство привязанности и депривацию, что со временем губительно скажется на их социализации. И уже «обработанных» таким образом сирот пытаются устроить в приемную семью. Сегодня в федеральной базе детей-сирот около 40 тысяч человек, нуждающихся в семейном устройстве. Большинство из них — подростки, поэтому найти им семью весьма проблематично. На «мальков» в регионах очередь, а старших «рыбок» устроить в домашний аквариум весьма сложно. Они уже перенести несколько травм, утрат, научились выживать в детдоме, знают свои права, их «подкармливают» богатствами спонсоры. Если многодетным семьям «подбрасывают» 10 тысяч рублей на семерых детей в деревне, в детском доме на одного ребенка расходуется до 80 тысяч рублей в месяц.

Если многодетным семьям «подбрасывают» 10 тысяч рублей на семерых детей в деревне, в детском доме на одного ребенка расходуется до 80 тысяч рублей в месяц

Недавно я наткнулся на пост, в котором сотрудница фонда одного олигарха описывала сложности, которые есть у воспитанников и выпускников детских домов. Написано все по делу, хотя не без фантазии, видимо, для того, чтобы под эти трудности насобирать средств на программы по работе с сиротами. Это нынче модное дело — писать о проблемах социальных групп, а потом собирать для решения их проблем деньги с граждан, которым жалко сирот, не забыв собрать средства и на свои зарплаты. И у меня, человека, также давно занимающегося проблемами воспитанников сиротских учреждений и выпускников, сразу возник вопрос – на кого рассчитаны такие тексты? Для того, чтобы помогать, нужны деньги, но ведь дальше этого дело не идет. В ситуации, когда детям противопоказано жить в собственной семье, их отберут и отправят в детский дом, ведь других систем поддержки детей в России нет. Получается, эти тексты нужны не для просвещения, а для решения локальных проблем — сбора денег тому, кто об этом пишет. Для решения проблемы непопадания ребенка в систему государственной опеки необходимо делать другое. А что?

Нет социальных служб, которые занимались бы семьей, не дожидаясь, пока время само отправит ребенка в систему детских домов. Тем же НКО и фондам давно пора понять: чем раньше они начнут помогать семье, тем меньше потом надо будет тратить ресурсов, чтобы помогать уже сиротам. Другой вопрос, что это не дает такого фона «святости» и лайков в социальных сетях, но без этого невозможно сделать так, чтобы дети попадали в систему детских домов. Так что пугать детдомами бесполезно, важнее помогать в самом начале истока проблемы – семье. И пусть детский дом просто завянет, не дождавшись новой порции детей.

Нет социальных служб, которые занимались бы семьей, не дожидаясь, пока время само отправит ребенка в систему детских домов

На днях наши добровольцы в очередной раз посетили один отдаленный приют, в котором находятся дети, чья судьба решается прямо сейчас – попадут они обратно в семью или отправятся в детский дом. У волонтеров было задание — понять, можем ли мы помочь вернуть этих детей в кровные семьи. И в День матери дети впервые написали своим родителям письма и нарисовали открытки. Таким способом мы решили запустить механизм налаживания контактов детей с их мамой и папой. Через слезы и стенания дети смогли это сделать. Взрослые же тем временем обсудили ситуации, в которых оказались родители детей.

Одной семье для того, чтобы жить вместе, нужно поставить перегородку между туалетом и кухней — то есть, купить и установить гипсокартонные листы. Оказалось, что органы опеки не в состоянии помочь им в этом вопросе, поэтому детей поместили в приют. У другой семьи в доме сгорела крыша. Родители непьющие, работящие, но не могут позволить себе ремонт из-за финансовых трудностей. Опека отбирает детей и отправляет в приют. При этом она не ищет НКО или фонды, которые могли бы за один день установить эти перегородки, пока дети в школе, детском саду или у бабушки. Или в специальной гостинице, чтобы не разрывать связь между мамой и детьми.

Конечно, есть пьющие родители, но и с ними никто не работал. Нужно подключать специалистов, одновременно искать среди родни семью, готовую принять детей на время возникших сложностей.  У органов опеки нет таких ресурсов и, главное,  понимания, что если отобрать у родителей главный мотиватор к изменениям – ребенка, это только приведет к новым трудностям. А для того, чтобы помочь такой семье, можно и нужно обращаться к общественным организациям, которых очень мало.

https://orphansmap.com/ru/context/%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D0%BA%D0%B0-%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D0%BA%D0%B8?fbclid=IwAR37bEBB28AFTw6e-utpTR0Cdl4qubnWxwu267XqHNWll0xXDuqASRaTHTc

Оставьте комментарий