Адаптация сирот: кто во что горазд

Можно смело говорить, что сегодня в России нет государственной и иной системы адаптации детей-сирот или она такая, что ее можно так же смело охарактеризовать как отсебятину. Начальной точкой адаптации сирот должны и обязаны быть: дом ребенка, детский дом, школа, добровольцы. Именно в этих средах, в которых живет и воспитывается ребенок-сирота, все и вся, что его окружает, с чем он соприкасается, должны стать средой адаптации к будущей жизни, подготовкой и обучением. Но современная система работы сиротских учреждений устроена так, что сирот растят инфантильными иждивенцами. В детском доме крайне мало труда и возможностей взять на себя ответственность. Отсутствуют мотивационные позывы к образованию, самообразованию. Добавим сюда спонсорские и добровольческие «вклады»… Это приводит к тому, что на выходе из детского дома мы имеем абсолютно не готового к жизни человека, перед которым в полный рост скоро встанут вопросы жилья, отношений с обществом, семьи, образования и свободного времени. Не забудем и о риске вовлечения во всевозможные деструктивные организации, будь то ОПГ, секты и уличные околотюремные сообщества, в которые сироты-выпускники попадаются «на раз».

Недостаточность квалифицированных кадров в детских домах приводит к тому, что сирота в общении со взрослыми так и не получает эмпирического опыта, универсальных знаний, которые обретаются по умолчанию в семье. Детские дома отстали во многом, и это многое формирует в ребенке собственную отсталость. Отсталые сироты встраиваются в продвинутое общество крайне трудно. Нет, конечно, нельзя сказать, что жизнью сирот за порогом детского дома совсем никто не обеспокоен. Обеспокоены многие, и еще как! Но… Адаптация детей-сирот носит порой достаточно жесткий и жестокий характер, порой полукриминальный. Но так как у нас законы такие, какие есть, за это никто не несет ответственности.

«Вчинение адаптации»

Форм «вчинения адаптации» несколько. Основная: прийти к сиротам-выпускникам, сказать, что их никто нигде не ждет, и предложить им в это никуда выйти, но желательно в другой регион, где это «никто не ждет» отчетливо можно ощутить. Деться, мол, вам некуда. Ах, нет никого, кто бы мог остановить этих доброхотов! Так что сирота вынужденно идет на такую адаптацию, потому что иного нет вовсе. Чаще всего сирот тащат в Москву: поступать в вузы, на работу в рестораны… Откуда они потом бегут, пополняя криминальные ряды. Главное во всем этом не создать систему подготовки к адаптации в том или ином детском доме или регионе, а «спасти» сирот «личной схемой». Вот и тащат их в Москву, Питер и другие крупные города, «спасая» от неясного будущего в том регионе, где у него есть жилье (или дадут), родственники и худо-бедное знание территории. Мне скажут: но ведь это же замечательно — вытащить сиротку из безнадеги будущего, оттащив его в другой регион. Но всех сирот не вытащишь, да и возвращающихся гораздо больше тех, кого устроили. Ведь не привыкшие много к чему сироты бегут в свои родные края, дабы прижаться к родному и теплому детскому дому, который… устраивает новую форму адаптации — приживальческую. Жесткая, бессистемная адаптация сирот малопродуктивна. Да, такая форма есть, но не факт, что завтра ее не будет. Ее скорее точно не будет, потому что таскальщики сирот состарятся. А детские дома будут все так же выплевывать сирот не готовыми к жизни, как и сейчас. Следовательно, нужна система, желательно общественно-государственная.

Приживальческая адаптация

Это когда детский дом берет на себя функции главного адаптолога, когда из жалости к выпускнику-сироте его привечают и дают и кров, и питание. Пожалуй, это еще хуже первого варианта, так как сирота, опять ощутив «тепло» детского дома, вообще перестает развиваться. Он не учится, питается просто за то, что он есть, при этом несет «послушание» по смирению детей, с которыми уже не справляется система детского дома. Становится надзирателем — за еду и кров. Но через какое-то время жизнь все равно заставит этого молодого человека шевельнуть собой, чтобы встроиться в новые для него обстоятельства. Могу сказать по опыту: такие выпускники очень скоро попадают в поле зрения уголовной системы, ибо выходят из стен детского дома с установкой, что и там можно быть «смотрящими». Пару раз они это реализуют, далее их ждут нары. Конечно, детские дома можно понять: они принимают бывших воспитанников из жалости. Но ребенок, выросший в семье, как правило, сам понимает, что ему нужен «собственный полет»; а бывает и так, что это родители выталкивают его из гнезда, чтобы он опробовал свои крылья. У детдомовских же желания добиваться чего-либо самим мало. Кстати, по закону, в детских домах не могут жить подростки старшего возраста, даже если им действительно нужен кров и уход, но чаще всего работники прокуратуры и опеки закрывают на такое нарушение глаза, так как изучают совсем иные вопросы, проверяя детский дом. Наличие туалетной бумаги, например. И никого не интересует, что рядом с детьми живет половозрелый человек, который самореализуется в детском коллективе. Что создает новую форму дезадаптации детей, которые это видят и сами будут стремиться к этому же, заменив ушедшего «на покой» главаря детского дома.

Наставническая адаптация

Пожалуй, самая эффективная форма поддержки выпускников детских домов, но также еще не имеющая у нас истории и традиций. Наставник должен знакомиться с сиротой не тогда, когда тот перенес ногу за порог детского дома, а тогда, когда он только ступил на территорию сиротского учреждения. Ведь длительное знакомство формирует много чего. И уважение, и доверие, и привязанность… Без которых наставничество просто невозможно. А у нас часто получается так: наставник подхватывает сиротку на выходе, а тот вьет из него веревки. Наставник решает все вопросы, кладет своему опекаемому на сотовый телефон денежки, везде возит и водит, тем самым формируя у него понимание, что кто рядом, тот и «ведущий». Такие отношения часто заводят в тупик, потому что однобокая и одноколейная любовь не может иметь перспектив. Выпускник просто пользует наставника, как пользовал тех, кто приходил «спасть его» в детский дом. Пользует привычно и технично.

Бывает и так, что сироте уже не нужен наставник, он сам уже может решать многие вопросы, но наставник продолжает спасительно навязывать себя выпускнику. Бывает и так, что выпускник просит наставника оставить его в покое, иначе он вызовет милицию. Ведь и семья уже есть, и работа, и все сложилось, но запал «наставника» никак не утихнет, и он искренне считает, что сирота просто без него пропадет. Это довольно частая ситуация. Вопрос: кто ради кого живет?!

Бурная имитация адаптации

Такую форму работы я видел в одном большом городе, когда местная власть и одно очень (ну очень) крупное благотворительное движение создали систему помощи выпускникам… которая не работает и не может работать. Был создан Центр адаптации (часто такие создаются на разовые гранты), где сидят около 40 сотрудников, к которым дети не спешат идти, а можно сказать, что совсем и не ходят, потому что не понимают, зачем идти в какую-то надстройку, включенность которой в процесс адаптации сирот просто нулевая. Также за денежные вознаграждения набраны девочки, опекающие одновременно(!?) до 80 выпускников, которых они в глаза не видели. И как они могут повлиять на изменение сознания выпускника — неясно. Но имитация деятельности есть, а результат — дело не важное. Вот и живут параллельно те, кто обязаны и должны помогать сиротам, и сироты, которые «помогающих» не знают и знать не желают. Система, где сирот нет, такая частая история. К сожалению.

До тех пор, пока в России будет существовать не законодательное, а личное видение вопроса адаптации детей-сирот, и будет все так, как есть сейчас. И будут выходить сироты в эти или иные самостийные системы. И будут словно бревна, которые никто в глазу так и не увидит. Государство просто обязано создавать условия (в том числе привлекая и НКО), при которых ребенок-сирота не будет подопытным кроликом, а ответственные организации и лица будут не только помогать, но и отвечать за то, как успешно тот или иной сирота состоялся в жизни. А пока — кто во что горазд. Хотя уже появляются новые формы помощи выпускникам. Но, опять же, это делают те, кто сам вырос в детском доме и понимает, что выпускнику надо. Государство же пока не готово нести ответственность за тех, кто покинул ворота сиротского учреждения. Надеюсь, что время «умной» государственной и системной помощи детям-сиротам, выпускникам сиротских учреждений настанет. Но лучше бы, чтобы детских домов совсем не было и вопрос отпал бы сам собой…

Александр Гезалов

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/43523.htm

Об авторе admin

http://ru.wikipedia.org/
Запись опубликована в рубрике О проблемах социализации сирот с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

8 комментариев: Адаптация сирот: кто во что горазд

  1. Зоя говорит:

    Здравствуйте, Александр.
    Хотелось бы узнать вашу прямолинейную (что симпатизирует, но и немного страшно спрашивать) точку зрения о моём проекте — «Социальные метры». Мы считаем, что он вносит определённый вклад в социальную адаптацию.
    Коротко суть — налаживаем в детских домах производство сувениров на продажу. Для детей это работа, т.е. они получают деньги.
    Более подробно на сайте или спрашивайте.

  2. Зоя говорит:

    Простите, ничего не поняла из ответа :( Кому и что написать? И к чему «я же не робот, живое вижу».. Простите, чего-то совсем не поняла!

  3. Зоя говорит:

    Я хотела и хочу! :)
    Приезжаем в детский дом, говорим детям, что предлагаем им работу. Они делают сувениры, мы их продаём, они получают деньги. Учим делать свечки гелевые, вощинные свечки, мыло. Оплата фиксированная, от 10р до 50р за единицу товара, в зависимости от сложности. Каждый товар имеет этикетку, которую подписывает автор. Оплата раз в две недели. На руки выдаём немного наличности — 20% от заработанного, но не более 200р. Остальное — товаром. Хотя в разных детских домах по-разному. В малоярославце у них посёлок, там купить негде. Они товар заказывают — мы привозим. В Покрове есть магазины, они ходят покупают с нами или с педагогом, что-то мы из Москвы привозим. В Удельнинском решили копить и раз в несколько месяцев массово выезжать, например, в Мегу и там уже тратить (нам такой формат симпатизирует, дети будут видеть много товаров, цену на них). Они были разочек, ходили по Икеи — очень понравилось и педагог сказала, что опыт полезный.
    Как и на любой работе есть штрафы — за неуборку, за неподписанный запах у мыла, за испорченный материал, и есть поощрения старательных сотрудников. Хотелось бы, чтобы был старший смены, но пока не очень получается..
    На данный момент, как уже упомянуто, у нас три учреждения и везде очень по-разному. В Малоярославце спокойные дети, работают неплохо, но в наше отстуствие не делают (а надо). Вот в выходные будем ехать разговаривать. Хотя и так понятно, что там директор как-то косо на нас смотрит (о причинах могу только догадываться), поэтому и дети не очень активны, хотя не факт..
    В Покрове бешенная производительность, но плохо убираются за собой и небрежно к материалам относятся. Покупают мобильники и куда-то девают — говорим, роем причину, пока не поняли. Толи продают и покупают что-то другое — но непонятно почему бы сразу это другое не купить, то ли тратят всё на фигню, хотя непонятно зачем тратить 3т.р. на чипсы, пиво и сигареты, то ли ворует кто-то из страших — этой версии мы придерживаеся больше всего, но дети не колятся пока.. Удельное — новый, пока всё почти идеально, хотя бешенной производительности там не будет, видимо, но зато аккуратны с материалами и с товаром, у друг друга не воруют (что есть в Покрове), убираются за собой хорошо (ну это скорей поставленная педагогом — молодец! — дисциплина).
    Ну вот как-то так. Как вы считает, Александр, полезный для детей проект?

    • admin говорит:

      Зоя, конечно Вы делаете хорошее дело, но..Детский дом, со всем своим нутром, он не может быть САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ по тем параметрам, которые требуются для труда, развития навыков, умения и компетенций у сирот.При этом, дети тоже не особо труждаются, потому что для многих их любой труд, это НЕЧТО.А между тем, ставить и перед ними более глубокие задачи надо, иначе это просто труд, не оцененный, не взвешенный, не привитый и т.д.К примеру, я никогда не куплю любую плохую работу сделанную руками сирот, не только потому что КАЧЕСТВА нет, но и потому что не хочу поощрять их сиротство и не поощрять тех, кто это поставил продавать. Раз сиротка сделал тарелочку, умились и купи? А в жизни как? То что они тратят деньги на чипсы и пиво это понятно, вопрос в другом, что все запреты нельзя поощрять, потому что потом эти запреты выльются в то, что происходит чаще всего.Возможно, нужны другие поощрительные программы. К примеру:накопи деньги на репетитора, инструктора по гитаре, для абонента в боксерский зал и т.д. Ведь когда сироты вышли из детдома и потратили все пособия, потому что нем научились ценить деньги.А Вы это и поощряли еще…В рамках детского дома сдерживать это невозможно и поощрять не желательно.Для многих этих детей, возможно, будущее могло бы быть в получении образования по изготовлению сувениров, учитывая, что во Владимирской области это востребовано.Но для этого нужен иной подход.Мотивация.Оценка.Реализация идеи.А так ИГРА.Хорошая, но игра..А директор почему с недоверием смотрит..Сказать?

  4. Зоя говорит:

    Лучше поздно, чем никогда. Спасибо за ответ.
    Поняла, что глупо просить давать оценку описав так вот, в паре обзацев. Всех тонкостей не раскроешь. Я написала одно, вы поняли другое..
    У нас качество в первую очередь. Мы фуфло не продаём и на жалость «купите, сирота сделал» не давим. У нас реальные презентабельные сувениры.
    Мы их стали в ТЦ вывозить тратить заработанное. И тут уже тратят на разное. У кого мозгов поменьше — на чипсы, у кого побольше — на технику, одежду, косметику. Кто совсем постарше и учится в колледжах — тот себе банально на еду подрабатывает.
    Отношение директора — по-разному. От детского дома зависит. Но в целом спасибо говорят. А директор, про которого писала, что косо смотрит — не права оказалось. Просто суровая тётка. На восьмоё марта позвала в кабинет, подняла за нас бокал и спасибо сказала. Сказала, что другие детские дома просят телефон наш. И это, кстати, правда. Мне уже два учреждения звонили сами и приглашали: «Нам бы очень хотелось, чтобы наше учреждение участвовало в вашем проекте». А это знаете ли дорого стоит. Чтобы директор сам позвал.
    А ещё, в последней поездке в ТЦ у меня восьмилетняя девочка спросила: «А что здесь можно купить бесплатно?». Это мой любимый вопрос. Их ещё много. «Что такое (тыкая на лифт)?» — 8 лет. «Что это за штука?» — на сигнализацию на одежде — 15 лет. «Что это?» — на кондиционер для волос — 15 лет. Так что уж простите, хоть вы почти и гуру, не правы. Не игра это. Работает проект.
    Будет время и желание познакомится поближе — welcome!

    • Сомневающийся говорит:

      Зоя, вот держу в руках ваш качественный товар. Мыло, купленное на одной из выставок, в целофановой упаковке. Детским почерком подписана карточка, достаточно примитивный дизайн и внешний вид также не вызывает эстетического наслаждения. Ровно как и логотип. Вы продаете жалость. Пока это так. Надо признать. Такие концепции существуют в благотворительной практике, им вероятно хорошо, что вы взялись за это. не вижу ничего плохого в ИГРЕ. Игра — это специально созданное пространство жизни, от реальности отличается тем, что правила в ней устанавливают игроки и организаторы игры. «Социальные метры» — потому и игра, что многое в них непонастоящему:
      1. Нет трудовых отношений, юридически оформленных.
      2. Вы продаете товар с УЧЕТОМ его сиротской истории, о которой написано везде на стендах. — НО в жизни так не будет, никто не будет давать скидки за сиротство. И поэтому это игра.
      3. Ваш процесс — не приносит должной прибыли, судя по тому, что вы пишитие в статьях. То есть это не бизнес. А что-то иное… Не уверен, что это и социальное предпринимательство. Поскольку сам товар вряд ли конкурентноспособен. По крайней мере тот, что видел я.
      Что касается того, что вы возите детей в незнакомые им пространства и они что-то узнают о нем, то это хорошо. Но это не имеет никакого отношения по сути проекта. Это «достройка», которую можно делать и без того.
      Чтобы осмыслить ценность денег, без них надо остаться. Как это ни парадоксально. Но вы опять же привезли из в ТЦ не за их деньги, не потратили их на бензин и так далее. Завтрак. обед и ужин — все это дало гособеспечение. Ну, а то, что за прикольное времяприпровождения ребенок может получить денежку — конечно, многим может быть важно. Поскольку деньги в детсокм доме — это один из ресурсов коммуникации, нахождения в иерархии. завоевывания места под солнцем, разменная монета и так далее.
      Поэтому гуру Гезалов, прав, как это не прискорбно, а вы наивны…

Добавить комментарий