Папа из детского дома или отращивая корни

В нашем детском доме, в тогдашнем СССР мы чаще всего говорили о мамах, нет, об отцах мы тоже говорили, но почему-то не часто. Связано это было во многом с тем, что мы просто не знали кто у нас отцы, да и часто воспитатели говорили об отцах неприятные вещи. Мол, папашки сидят в тюрьме, пьют, такими же и вы будете, потом про яблоню с яблоками намекали. К тому же детские дома и поныне не поддерживают связи с родителями детей-сирот, так что это давняя история. А надо бы. Мы ограждались от разговоров о родителях. Понять желание ребенка сироты не сложно, для этого ему надо просто «выключиться»: молчать, сидеть, опустив голову, иногда, придуряясь — это сигнал для всех — я молчу, прошу не трогайте мою маму…
Система сигналов отрабатывается годами и воспитатели сами вырабатывают свою систему, знают и о детской системе. Ведь детский дом — система, вернее система в системе. В основном, в детских домах работают воспитатели женщины, глядя на них, о мамах мы говорили чаще. Бывало, воспитательница не справлялась с тем или иным ребенком, и первым ее словом было либо безотцовщина, либо фраза: какая тебя мать родила, такого-то. Первоначально мы обижались, но став постарше поняли, что это просто слова, так как то, что мы находились в детском доме уже означало, что говорить о человеке, которого нет рядом пустое дело. В такой обстановке было сложно приобрести или найти образ родителя, одного и второго. Понять, чем мужчина отличается от женщины, какая у них философия жизни и так далее. Лично я старался уходить от навязываемой реальности и образ родителей у меня все-таки сложился, причем глядя на людей, которые мне часто были даже не знакомы. К примеру, открыв рот я смотрел советские фильмы и там, внутри сюжета, были разнополые личности, которые вели себя как настоящий отец или мать. Образы были разные, но чаще положительные. Из мужчин актеров, на которых я обратил тогда внимание, был Валерий Приемыхов, Марк Бернес, Олег Борисов, Николай Рыбников и местный преподаватель физкультуры Иван Иваныч. Из женских образов помню роль Клары Лучко в фильме «Цыган», Ноны Мордюковой в фильме «Комиссар». Такие разные по своим разным отношению к детям, мужу, близким. Мне видимо удалось что-то подсмотреть, сравнить с тем, что происходило рядом. Нельзя сказать, что это стало главным открытием в жизни, которое помогало, но то, что тогдашнее советское кино повлияло на меня — несомненно. Уже потом, в жизни, ошибаясь, не понимая некоторых достаточно простых вещей сформированный экранный образ где-то помогал и выводил на размышления. Признаюсь, я никогда не думал об отцовстве, сколько у меня будет детей и жен!!.

Да и в детском доме об этом не говорили, просто этим было некому заняться. Некогда, да и кто за это отвечает? Вот и получается, что такие знания, по умолчанию и естественно получаемые в семье, ребенок из детского дома получает неестественным образом. Нет, у меня был однодневный опыт жизни в семье, когда меня взяли в гости. Детсадовская повариха. Но продлился он не долго, увидеть отношения между родителями и обменяться жизнями мне не удалось, меня отвели в детский дом слишком быстро. Я украл из буфета конфеты и был наказан отводом обратно в детский дом. Жаль. Опыт семейной жизни не черпался уже и потом. Сейчас стараюсь помочь разбираться в этом не только детям-сиротам, но и добровольцам, которые к ним ходят. Это важно иметь корни. Прошлое.

Мои отношения с девушками после детского дома развивались по-разному. Некоторые, узнав, что я рос в детском доме, просто исчезали, понять их можно, разные миры, разное видение жизни, разное материальное положение, образование. Это несколько огорчало, но постоянно получая образования, само собой закрылись какие-то явные пробелы. Материальное положение не поправил и сейчас, но изменил отношение к жизни, знаниям, людям, детям, Богу.

Это ценно, важно: образование, умение находить общий язык, не тушеваться, не каменеть сердцем. Люди это чувствуют, а будущие мамы тем более, ведь, зачем их ребенку каменный отец. В общем, жизнь научила, как жить, чтобы завести семью

Отцом я стал в 28 лет. Сейчас у меня растут дочь и сын. Старшая доченька Саша учится в 8 классе, учится хорошо и прилежно. Играет на фортепиано, хорошо танцует и общается в интернете, у нее много друзей. После школы хочет стать ветеринаром или учителем.

Сыну Феде всего полтора года. Веселый, внимательный, игривый. Уже знает алфавит, цвета, умеет считать. Очень активный и позитивный парень Особенно Федюша любит собирать «буки», так он называет игру по составлению букв. Часто с ним занимаюсь и я. Мои дети все крещены и ходят в церковь. Федя уже умет креститься и верно угадывает храм от другого строительного объекта. Я и жена Анна хотим, чтобы Федя вырос в доброго и хорошего гражданина страны, говорю это без всякого пафоса. Любящего своих родителей, уважающего старших, свою Родину. Ведь в этом залог того, что он будут сам созидать на этой территории, где проходит его детство. Многое зависит от образа, который складывается нами, родителями. Мы стараемся.

http://sirotinka.ru/ravnovesie/6486.html

Об авторе admin

http://ru.wikipedia.org/
Запись опубликована в рубрике О жизни детей-сирот, особенностях психологии и поведения с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий